На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ЗВЕЗДНЫЙ БУЛЬВАР

90 подписчиков

Свежие комментарии

Владислав Резник: Ради съёмок научился ходить по канату

Актёр рассказал о приключениях на съёмках и о грядущих телепремьерах

У Владислава Резника в этом году двойной юбилей: актёру исполнилось 50 лет, и 30 из них он в профессии. В его фильмографии более 100 работ: «Союз спасения», «Восхождение на Олимп», «Московская борзая», «Легавый», «Морские дьяволы», «Тайны следствия»… А сколько проектов зритель ещё не видел!

Вот с премьер то мы и начнём…

Рецепт хорошей осанки

— Владислав, вы сейчас снимаетесь в новом проекте. О чём история?

— Мелодрама о семейных взаимоотношениях «Жизнь справок не даёт» для телеканала «Россия». Мой герой — бизнесмен, он помогает женщине, у которой умер супруг, и у них возникают некие чувства…

— Ещё недавно закончились съёмки сериала «Порочная связь» для канала «Домашний»…

 — Эта история — про кризис в семье двух любящих людей. А мой Слава — бывший военный лётчик, который вышел в отставку и приземлился: больше не летает в прямом и переносном смысле… Нагнал интригу? (Смеётся.)

— Эти герои — наши современники. А в сериале «Великая. Продолжение» ваш герой — Емельян Пугачёв. Изменилось ли представление о нём, отчасти сформированное «Капитанской дочкой» Пушкина?

— В корне! Когда мы учились в школе, нам говорили: Емельян Пугачёв — великая личность, герой, который пытался изменить судьбу бедных крестьян… Сейчас, изучив рассекреченные материалы, много узнал негативного об этом персонаже: о том, на какие власти он работал, чьи прихоти исполнял, чего пытался добиться…

— Ещё один исторический сериал — «Союз спасения», о декабристах. В таких фильмах декорации, костюмы помогают вжиться в роль?

— Важность костюма я осознал ещё на 1-м курсе института. Когда поступил, был худой, длинный и сутулый. Мне сказали, что надо поработать над осанкой, и выписали рецепт: купить классический мужской костюм и ходить в нём каждый день. Костюм не позволяет ходить на полусогнутых, сутулиться: он подстёгивает ходить с развёрнутыми плечами. Я даже галстуки пытался надевать и научился их завязывать, что сейчас очень пригождается. Да и осанкой своей до сих пор горжусь! (Улыбается.) А что уж говорить о военной форме генерала Голенищева-Кутузова…

 

От холода упала лошадь

— «Союз спасения» снимали в Питере. Как реагировали прохожие?

— Когда снимали выезд императора Александра, в Санкт-Петербурге на несколько дней была перекрыта Дворцовая площадь. Так что люди, особенно туристы, возмущались, что не могли побывать в историческом месте. Но, поверьте, нам тоже было непросто: на улице от минус 29 до минус 32, лошадь упала от холода и больше не хотела вставать, молоденькие солдаты из массовки в обморок падали. Но только не актёры! Мы народ закалённый, прошедший и огонь, и воду, и медные трубы одновременно! (Смеётся.)

— Актёры — герои, но есть же каскадёры.

— Есть, но мы стараемся большую часть трюков выполнять сами. На съёмках «Восхождения на Олимп», например, бегали по крышам в Петербурге, хотя дело по сюжету происходит в Москве. Причём у меня дико болели суставы ноги и бедра, и я почти все эти погони пережил на уколах: до начала съёмки сцены делал себе укол и через 15 минут выходил в кадр и бежал! Там есть финальная сцена, где мы с героем Юрия Батурина дерёмся в воде. Снимали осенью в Выборге, было плюс 10, а вода — плюс 8. На нас надели гидрокостюмы, но, поскольку они не очень спасали, хозяин ресторана, на территории которого был причал, нас после каждого дубля кормил горячими супами, чтобы мы хоть как-то согревались. (Смеётся.)

 

С кларнетом и скальпелем

— Многому научились ради ролей?

— Мне повезло: я научился ходить по канату, жонглировать, побывал в таких местах, в которых люди по доброй воле не оказались бы — в «Крестах» (следственный изолятор №1 в Санкт-Петербурге. — Авт.), например. А ещё стрелял из крупнокалиберных пулемётов и пистолетов, ездил на бронетехнике, научился выполнять трюки на автомобилях и мотоциклах, осваивал некоторые техники из арсенала спецподразделений ФСБ. Это безумно интересно!

— В фильме «Ленинград 46» у вас роль кларнетиста. Тоже учились играть?

— Не то, чтобы играть — учился в деталях изображать. Смотрел видео, где играют кларнетисты, как они ставят руку и пальцы, как дышат, как смотрят на дирижёра, как двигаются.

— «Двое с пистолетами», «С холодным сердцем» — ваши герои часто врачи…

— И каждый раз не обходилось без подготовки. Не хочется, чтобы врачи, посмотрев наш фильм, сказали: «Боже, какую ерунду они несут!» Мы с Машей Куликовой в проекте «Доктор Улитка» каждую сцену, где звучали медицинские термины или мы говорили о медицинском оборудовании, сверяли с Интернетом, обращались к врачам, которые работали в больнице, где мы снимали. Они нам объясняли, что как произносится. В какой-то степени мы во время съёмок проходили ускоренный краткий курс по медицине… (Улыбается.)

— В фильмах «Легавый» и «Трасса» ваши персонажи не самые законопослушные граждане. А до них были роли служителей порядка. Удивляли предложения режиссёров так резко сменить амплуа?

— Наоборот: радует, когда режиссёры, несмотря на всю положительность моего внешнего образа, предлагают сыграть отрицательных персонажей. Я не верю в однобокость людей, в то, что человек бывает или хорошим, или плохим. Верю, что омерзительное и прекрасное живёт в каждом человеке. И только в его воле, что он будет вытаскивать из себя и каким в итоге станет.

Владислав Резник на съёмках фильма «Союз спасения. Время гнева» в образе Павла Голенищева-Кутузова. Фото: телеканала «Dомашний» и из личного архива Владислава Резника (ИА «Столица»)

Человек неприхотливый

— Ваш рост 190 сантиметров. Есть преимущества и неудобства?

— Ну-у-у… У меня ещё не самый большой рост! (Улыбается.) Иногда бывает сложно подобрать костюмы на съёмках: чем выше рост, тем больше размер, а размер у меня 52-й. Ещё бывает, когда едешь на верхней полке в поезде, ноги свисают… А в принципе рост меня абсолютно устраивает.

— Поезда, переезды были в вашей жизни часто: в 16 лет вы уехали из родного Баку в Москву, жили в Питере, в Новосибирске… Как находите общий язык с городом, в который приехали?

— Знаете, для меня нет проблемы куда-то переехать. Наверное, потому, что действую по принципу: везде хорошо, где ты есть! Везде есть что-то интересное, что-то классное, что-то незнакомое, что хотелось бы увидеть и узнать. Я человек неприхотливый, и мне для уюта достаточно, чтобы было где поспать, чтобы был стол и на нём чайник. А всё своё я ношу с собой, и мне этого достаточно для жизни…

 

Мама читает каждый сценарий

— Родители смотрят ваши фильмы?

— Мама смотрит всё! Более того: когда меня уже утверждают в проект и я подписываю договор, не раньше, она просит прислать сценарий. Она всегда держит руку на пульсе событий, обсуждает персонажей. Единственный неприятный для неё момент: во многих фильмах моего героя убивают. И я её всегда заранее предупреждаю об этом, такие моменты она старается не смотреть. Хотя прекрасно понимает, что это всего лишь кино и не по-настоящему. Но ей как матери неприятно. Маме нравится всё, но она же самый строгий мой критик, который знает меня как облупленного, делает мне замечания, к которым я конечно же прислушиваюсь. И, конечно, родители собирают все газетные статьи, у них кассеты и диски со всеми моими фильмами. И знаю: они дарили диски с моими автографами друзьям. Хочется же испытать чувство гордости за сына!

 

Фото: телеканала «Dомашний» и из личного архива Владислава Резника (ИА «Столица»)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх